Зависимость и антизависимость

Большая часть нашей обусловленности состоит в том, чтобы избегать страха и боли. Мы научились бежать от самих себя с помощью нахождения «любви». Один из наших величайших самообманов состоит в том, что однажды мы найдем человека, который нас осчастливит и сделает нашу жизнь сказкой. Мы редко осознаем, что наши любовные драмы и погони представляют собой паническое бегство от самих себя. Таким образом, значительная часть работы по освобождению от страха состоит в том, чтобы увидеть это бегство.

Смотря в лицо нашим иллюзиям о любви

Мы не можем жить без любви, но найти ее – и в ней остаться – очень трудно.
Любовь невозможно найти и сохранить, пока мы не столкнемся со своими страхами и не начнем с ними работать. До этого времени наши любовные истории остаются лишь способом избежать столкновения со страхом.
Вот три способа, которые мы часто используем, чтобы избежать страха.
1. Мы держимся за верование, что найдем кого-то, кто снимет всю боль и страх – главным образом, страх одиночества.
2. Мы вводим себя в заблуждение верованием, что мы самодостаточны, что, в сущности, мы можем выжить сами по себе.
3. Мы верим, что боль и страх возникают по вине кого-то или чего-то вне нас.
Это три большие иллюзии, которые нужно преодолеть. Очень большие. В этом самообмане много слоев. Иллюзии будут саботировать все наши попытки найти любовь до тех пор, пока мы не разоблачим их и не вынесем в осознанность.

№ 1: Романтическая мечта – «Правильный человек осуществит все наши потребности».
«Как только ты найдешь правильного человека, твои боль и страх кончатся навсегда. Этот правильный человек будет глубоко тебя понимать и любить, относиться с уважением и чувствительностью, и ты сможешь на него положиться».
Тогда, вместо того, чтобы увидеть, над чем самому нужно работать, мы обвиняем «другого» в том, что мои ожидания не исполнены. Тогда мы или устанавливаем тот или иной созависимый образец, или движемся дальше.
Цена – одиночество.

№ 2: Отрицание и ложная самодостаточность –
— полагаться только на самого себя – «я справлюсь».

«Ты можешь сам о себе позаботиться. Прими свое одиночество, потому что такова жизнь. Забудь о том, чтобы искать кого-то, кто полюбит и поймет тебя. В любом случае, этого никогда не будет. Никто не позаботится о твоих потребностях лучше тебя самого.
Избежание страха открыться своим потребностям, до отрицания, что они вообще есть. Высокая производительность и отрицание женственной стороны. Осуждение другого – слишком «нуждающийся(-аяся)» и неуверенный(-ая).
Можно представляться деятельным, важным, вызывающим и независимым.
Цена – Жизнь, лишенная близости и глубины.
Иллюзия самодостаточности ограждает нас от страхов так же мощно, как и романтическая мечта. Цена, которую мы платим за эту позицию, – отсутствие контакта с собственной уязвимостью. А если мы не чувствуем себя уязвимыми, у нас в жизни не может быть любви.

№ 3: Сознание обвинения – виновато окружение или ситуация неправильна
«Меня тошнит оттого, что он (она) никогда меня не понимает, и меня тошнит оттого, что он (она) никогда не видит собственных проблем».
Следующая иллюзия гласит, что во всем всегда виноват другой человек. Обвинительная иллюзия – самая сложная для преодоления. Проблема постоянно вне нас: виновато окружение или ситуация неправильна. Так или иначе, мы не можем или не хотим видеть, за что отвечаем сами.
Столкновение с нашими ранами вызывает ужас, и редкие ситуации провоцируют их более, чем любовные отношения. Близость выводит на поверхность чувства ревности, брошенности и отвергнутости; наши раны и есть источники наших ощущений, что нас не понимают, не любят и не поддерживают. Но как только мы обращаем энергию вовнутрь и искренне начинаем смотреть на самих себя, случается трансформация.

****
****
Драма «Зависимого» и «Антизависимого».
Один из самых мощных способов, которыми мы избегаем контакта с нашими страхами и болью внутри, – теряться в бесконечных драмах отношений, снова и снова повторяя одни и те же образцы. Пока мы не обнаруживаем, что стоит за этими драмами, наша жизнь наполнена постоянным разочарованием. По существу, это драма «Зависимого» и «Антизависимого».
Расстановка декораций на сцене
Драма не начинается, пока не закончится период медового месяца. Медовый месяц – это измененное состояние сознания, похожее на наркотик. Мы теряемся в фантазии, в позитивных проекциях, которые еще не повреждены временем и узнаванием. Мы чувствуем себя открытыми и переполненными любовью. Каждый новый человек становится вместилищем для всех положительных проекций, которые мы имеем об идеальном возлюбленном.
Как правило, на этой стадии нет никаких конфликтов или их очень немного. Секс великолепен, и совместимость кажется почти идеальной. Наши защиты уменьшаются, и наша энергия распространяется с этой новой жизненной силой. Мы проецируем на возлюбленного многие потребности, которые не были воплощены в детстве, и во время этого периода действительно верим, что эти потребности будут осуществлены.
Рано или поздно энергия начинает меняться. Иногда это пике и удар о землю, иногда – долгое и постепенное разочарование. Мы позволили кому-то подойти близко, ближе определенного предела, который обычно бессознательно поддерживаем в отношениях с другими. Мы вышли из изоляции и открылись любви, по крайней мере, на время. Но как только мы открываемся, мы становимся и более уязвимыми для разочарования. В действительности мы открылись только собственному голоду. Конец медового месяца может ознаменоваться раздавливающим чувством разочарования и отчаяния. Мы осознаем, что наши глубочайшие ожидания на самом деле никогда не осуществятся, и что этот человек – просто не та идеальная «половина души», которой мы его считали. Мы перешли из сказочной страны положительных проекций в кошмарный сон отрицательных. Теперь происходит то, что мы «поляризуемся» в одну из двух эмоциональных позиций, раскачивая маятник.
«Антизависимый» встречается с «Зависимым»
Между парой начинает возникать напряжение. Их различия в приоритетах увеличиваются, и они чаще ссорятся. Оба чувствуют себя разочарованными и начинают подозревать, что что-то происходит неправильно. Один превыше всего ставит свою свободу, независимость и духовный поиск и чувствует, что другой на него давит. Для другого важна глубокая близость и время, чтобы без спешки быть с любимым человеком. Он чувствует, что такого времени ему не хватает, потому что первый редко бывает эмоционально доступным.

В жизни, фокусируясь на партнере, мы бываем в качестве Зависимых и «Антизависимых».

«Антизависимый»

Поведение: отталкивание, избежание близости.
Ложные боги: медитация, одиночество, свобода.
Страх: быть поглощенным, ошеломленным, давления, ожидания.
Стратегия: убегание, защита, нападение.

Эмоционально недоступен другим, потому что эмоционально недоступен самому себе. Такому человеку трудно получить доступ к своим чувствам и еще труднее – их высказать. Поведение настороженное, не выносима мысль о том, чтобы быть отягощенным большой драмой. С другой стороны, альтернатива жить одному кажется сухой и безжизненной. В определенной точке, когда чувствует, что его «тянут» в отношения, отступает, возвращаясь в свое безопасное, хорошо знакомое внутреннее прибежище. Партнеры реагируют гневом и разочарованием. Отвечает еще большим отступлением, чувствуя себя задушенным и возмущенным.
Жаждет правды в отношениях, но видит только угрозу эмоционально зависеть, подвергаться контролю и манипуляциям. Чувствует, что если откроется, то окажется полностью в чужой власти. Эта ситуация приносила сущие страдания. Сердце закрыто. Вероятно, этот сценарий имеет что-то общее с отношениями с матерью. Близость с женщиной вызывает страх оказаться под контролем или подчиняться.
Страх стать зависимым, потерять контроль.
Может быть такая «Модель близости» – глубоко чувствительный человек, но ему недостает инструментов осознанности, чтобы выражать свои страхи и уязвимость и открываться другим. В результате – изолирует себя и скрывает чувства. Чаще страхи основаны на реальности прошлого, которая воспроизводится в настоящем.

Антизависимый в отношениях

Жилище Антизависимого – спартанское и аккуратное, ничего лишнего. Все очень опрятно, тихо и ничем невозмутимо. Или же комната может выглядеть как хранилище аксессуаров экстремальных видов спорта, где можно найти принадлежности виндсерфинга и альпинизма, теннисные ракетки и маски для подводного плавания.
Его боги – одиночество, свобода, непривязанность и медитация. Он рационализирует свою позицию, принимая систему верований, которая его поддерживает в убеждении, что смысл жизни заключается во вхождении в свое одиночество. Но все эти боги – на самом деле ложные боги, потому что одиночество, свобода и медитация Антизависимого заслоняют глубокую потребность в том, чтобы его касались, любили, и чтобы любил он. Мы можем быть высоко дисциплинированными, но эта дисциплина обычно просто компенсирует глубоко лежащую пустоту и неуверенность.
Его поиск состояния непривязанности искренен, но неполон, потому что его сердце закрыто. Может быть, он научился тому, чтобы проводить долгое время в одиночестве, но это одиночество полно глубокой боли. Свобода может прийти, только если она включает в себя любовь. Но он так боится любви, что создает жестко структурированные убеждения, покрывающие глубокий ужас перед тем, чтобы стать зависимым и потерять контроль.
Он не видит собственных силовых игр. В своей самодостаточности он может легко «стыдить» или быть агрессивным в отношении любовного партнера, потому что не соприкасается с собственным раненым Ребенком. И вместо того, чтобы чувствовать собственную боль, он вкладывает энергию в обвинения и агрессию.
Испугавшись, что любовный партнер может его оставить, он может сделать жест открытости, но это только игра. Как только он вновь добивается контроля, прежнее поведение повторяется. Чтобы снять напряжения и боль от постоянного прикрывания подспудной потребности в эмоциональном контакте, он ищет облегчения в алкоголе или наркотиках. Часто приходит к саморазрушению.
В конце концов его любовный партнер видит, что все усилия установить эмоциональный длительный контакт тщетны. Может быть, время от времени его и впускают вовнутрь, но затем снова и снова отталкивают. И, в конце концов, партнер в раздражении уходит. В этой точке Антизависимый может впервые столкнуться с глубоким одиночеством, если позволит себе чувствовать боль, и начнет смотреть вовнутрь, осознавая, что повторяет разрушительный образец. Но обычно он просто обвиняет другого в том, что тот слишком «нуждается», или находит распаду отношений то или другое объяснение. Тем самым, углубляя свое убеждение, что любовь невозможна.
Антизависимый часто испытывает некоторое чувство вины за недостаток своего присутствия и чувств,

«Другая сторона монеты» – быть «Зависимым».

«Зависимый»

Поведение: цепляние, прошение подаяния, ожидания.
Ложные боги: открытость, близость, любовь.
Страх: быть брошенным, одиночество, расставание.
Стратегия: манипулирование.

Глубоко любит и боится гнева, отвержения. Ему легко потерять себя. Трудно ощутить себя или передать, что чувствует. Это особенно трудно, когда его критикуют. Страхи быть отвергнутым ошеломляют, и невыносима мысль о том, что его могут покинуть. Часть жизни вращается вокруг потребностей и желаний другого. Не уверен в себе и трудно ощущать себя. Фактически не имеет понятия о том, что такое быть без своего партнера. Одна мысль об этом приводит в ужас. Не доверяет и не говорит о том, в чем нуждается. Сжимается, приходя в ужас перед выражением гнева или риском отвержения.
Страх одиночества и быть нелюбимым.

Зависимый в отношениях

Жилище Зависимого – мягкое освещение, подушки, цветы, ароматические лампы, картины индийской Кама-Сутры. Подобно тому, как Антизависимый читает лекции об одиночестве, свободе и независимости, у Зависимого есть отличная проповедь о выражении, близости и открытости. Это война: дзэн против тантры. У Зависимого есть собственные ложные боги. То, что он называет близостью и любовью, не реально, потому что идет от страха. Свойственный Зависимому страх одиночества может саботировать отношения настолько же эффективно, что и присущий Антизависимому страх близости. Убегая от этих страхов, Зависимый оказывается в вечном поиске кого-то, кто его от них оградит. Но в реальности жизнь снова и снова вынуждает его вернуться к самому себе, когда он оказывается лишенным или отвергнутым.
Страх Зависимого или даже ужас состоит в том, чтобы быть одиноким и нелюбимым. Его попытки добиться любви часто отчаянны. Он может быть угождающим, поддакивающим или просящим подаяния, прогибающимся перед другим, чтобы получить любовь, надеющимся и разочарованным. Он ищет «кого-то», кто действительно хочет открыться, кто будет полностью погружен в отношения и не станет отодвигать близость в конец списка своих приоритетов. Оставшись один, он страдает. Найдя отношения, Зависимый практически не в силах дать им свободу, потому что слишком большая часть его отождествленности, ощущения благополучия и самоощущения вращается вокруг другого. У Зависимых плохое чувство границ, и они всегда теряются в другом.
Его эмоциональное выражение, хотя интенсивно и тотально, часто может быть способом избежать чувствования, а не быть в нем. Зависимый может использовать чувства как способ манипуляции. Часто, когда Зависимый заявляет, что исходит из пространства уязвимости и открытости, на самом деле это «охота за властью», полная ожиданий, требований и стремления контролировать другого. Естественно, это вызывает реакцию, и вместо любви мы получаем третью мировую войну. Стремление Зависимого к близости часто омрачается потребностями, за которые он не принимает ответственности. К его попыткам добиться близости примешиваются тонкие манипуляции и обвинения другого в нежелании открыться. Это создает чувство вины, которое ведет только к еще большей дистанции и конфликту.
Драма может быть стимулом, приводящим нас вовнутрь
Интересно, что в обоих случаях мы убеждены в собственной правоте, и из этой драмы трудно выбраться. В определенном смысле каждый из нас прав – прав наполовину. Мы можем видеть лицемерие и фальшь в другом, но, к несчастью, не в самих себе. Один партнер жалуется на другого. Зависимые более вовлечены в работу над отношениями. Тогда как Антизависимые пытаются справиться с дисгармонией путем медитации, или идут в горы, или погружаются в работу. К тому же в качестве Зависимых мы глубже соприкасаемся с нашей болью.
Чтобы положить конец драме, мы должны посмотреть вовнутрь, вместо того чтобы фокусироваться на партнере. Фактически, именно драма часто заставляет нас изменить направление поисков. Антизависимые и Зависимые находят друг друга. Они составляют две части, борющиеся за то, чтобы стать целым, при этом каждая проецирует недостающую часть на другого. Два типа людей должны найти друг друга, чтобы узнать, что у них недостает одной из частей. Именно это порождает энергию влечения. Когда эти люди влюбляются друг в друга, между ними зарождается не только биологическая энергия. Высшее сознание в них ищет возможности стать целым. К несчастью, нам часто не хватает осознанности и понимания, чтобы использовать ситуацию, войти вовнутрь и лучше узнать самих себя. Мы попросту теряемся в драме.
Потеря надежды как хорошая точка старта
Потеря надежды дает достаточную мотивацию для непростой внутренней работы. Если мы будем просто обдумывать проблемы отношений, сомневаться в совместимости с любовным партнером или искать проблему в другом, наши трудности не разрешатся сами собой, и сценарии не исчезнут. У нас внутри есть и Зависимый, и Антизависимый. Их можно обнаружить как в разных, так и в одних и тех же отношениях. Но однажды нам придется идти и в страх одиночества, и в страх близости. Драмы Зависимого и Антизависимого начинают подходить к концу, когда мы перестаем фокусироваться на внешнем, делая его источником счастья или проблем. И начинаем процесс работы с нашими ранами стыда, шока и брошенности.

Упражнения: Исследование Зависимого и Антизависимого

Исследуйте собственные сценарии. Вспомните отношения, которые на вас глубже всего повлияли. Кем были в основном – Зависимым или Антизависимым? Может быть, вы видите, что были тем и другим? Рассмотрите последние важные отношения; какую роль вы в них играли? Если вам трудно определиться, выберите только одну роль и исследуйте, как она ощущается изнутри.
 

Антизависимый

Если вы находите, что занимаете Антизависимую позицию, позвольте себе настроиться и увидеть, как вы себя защищаете, когда кто-нибудь подходит слишком близко. Осознайте – без осуждения, – что если вы защищаетесь, внутри есть глубокий и реальный страх. Вообразите, что вы выставляете перед собой щит и используете его для поддержания дистанции между собой и близким человеком. Почувствуйте энергию этого щита. Затем почувствуйте энергию человека за щитом. От чего он или она защищается?
Рассмотрите следующие вопросы и посмотрите, не применимо ли это к вам.
1. Боитесь ли вы потерять себя в другом? Боитесь ли, что больше не будете знать, чего хотите, или что не сможете ощущать себя?
2. Боитесь ли вы, что вами будут пользоваться? Боитесь ли, что, если вы откроете сердце, другой потащит вас вниз своей болью? Боитесь ли, что вам придется заботиться о нем?
3. Чувствуете ли вы, что вам нужно пространство, чтобы найти самого себя? Пространство, свободное от требований? Пространство, чтобы исследовать свое творчество и молчание? Боитесь ли вы того, что будете «задушены»? Что не сможете дышать, если впустите вовнутрь кого-то другого?
4. Чувствуете ли вы раздражение и гнев, когда ощущаете ожидания другого? Знакомы ли вам гнев и нежелание жить согласно чужим требованиям? Злитесь ли вы на другого, когда он не хочет брать ответственность за свою боль?
5. Чувствуете ли вы глубоко внутри, что никогда не будете поняты? Что за открытостью последуют насилие и манипуляции, или вы будете отвергнуты? Чувствуя маленького мальчика или девочку внутри, соприкасаетесь ли вы с глубоким недоверием? Словно ваш Ребенок внутри жаждет любви и принятия, но боится, что станет жертвой предательства или насилия?
 

Зависимый

Исследуя позицию зависимого, вообразите себя в позе прошения милостыни. Представьте, что у вас в руках чаша для подаяния, и вы протягиваете руку за любовью. Позвольте себе почувствовать это ожидание, надежду, что вы получите любовь, которой ждете.
Рассмотрите следующие вопросы.
1. Ждете ли вы появления человека, который будет достаточно чувствителен, чтобы любить вас и открыться? Или начинаете чувствовать безнадежность и грусть оттого, что такое никогда не случится?
2. Видите ли вы себя отдающим свое достоинство и силу другому? Видите ли страх быть отвергнутым, подвергнуться стыду или насилию? Чувствуете ли вы панический страх от возможности потерять любовь другого?
3. Чувствуете ли вы разочарование оттого, что никогда не получаете того, чего хотите? Гнев оттого, что вас снова и снова «отчуждают»? Ощущаете ли, что открываетесь, а любимый человек снова и снова отстраняется? Есть ли в вас гнев на то, что другой подманивает вас к себе, но на самом деле никогда не готов быть с вами по-настоящему?
4. Есть ли в вас чувство, что вы по своей сути не достойны любви? Недостойны того, чтобы быть любимым так, чтобы это действительно поддерживало вас и позволило расслабиться?

Литература:
Кришнананда. «Лицом к лицу со страхом».
Пия Мелодии. «Лицом к Созависимости».

Самая большая помощь – это наша готовность чувствовать рану. Как только мы обращаем энергию вовнутрь и начинаем принимать ответственность за боль, кажется, все драматически меняется.
Когда боль спровоцирована, и приходят ярость и разочарование, мы позволяем себе чувствовать страх или гнев.
Направление энергетического вектора вовнутрь, вместо того чтобы позволить ему устремиться наружу в форме обвинения, изменяет весь гештальт.
Другие люди получают возможность быть рядом и поддерживать нас.
Наша требовательность и реактивность (автоматические ответные действия) отталкивают людей, особенно любовных партнеров. Если же мы рискуем быть со страхом и болью, другому легче оставаться открытым. И если мы можем поделиться болью и воспоминаниями, это создаст больше пространства для близости.

Как только отношения выходят из стадии медового месяца, – в котором все чудесно, и наш любовный партнер воплощает в себе все наши главные потребности и желания, – мы устремляемся к неизбежному разочарованию. Оно может выразиться в сексе, в близости, в спонтанности, в разуме, в духовности, в любом проявлении. Именно тогда начинаются трудности. Некоторое время мы живем в отрицании или подстраиваемся, но подспудно начинаем накапливать обиду. Эта обида может выражаться по-разному: в сарказме, критике и суждениях или косвенных актах мщения. Отношения наполняются горечью. Мы жалуемся на любовного партнера друзьям или выражаем обиду прямо в форме физического или эмоционального насилия. Может быть, в конце концов, мы разрываем отношения, убедив себя, что этот человек не смог удовлетворить наших потребностей.
Нам недостает осознания того, что любые отношения тем или иным образом провоцируют в нас неудовлетворенность и брошенность. Никто не может заполнить дыры внутри. Переживать боль брошенности и эмоционального голода с осознанностью – именно так мы можем постепенно заполнить наши дыры. Это, в свою очередь, может помочь принять наше одиночество. Наши первые столкновения с одиночеством часто переживаются как неудовлетворенность. Разочарование и фрустрация в жизни всегда смотрят нам в лицо, особенно в отношениях. Существование пригласило нас не для того, чтобы удовлетворить наши ожидания, но для того, чтобы мы стали свободными. Мы часто упрямы и сопротивляемся. Близость приносит питание, но также и боль. Лишь когда мы посмотрим этому факту в лицо, мы можем найти некоторую гармонию в нашей любовной жизни и некоторое изящество в нашем жизненном путешествии. Исцеление ран – двери в наше более глубокое существо. Пока они не исцелены, и мы не научились принимать свое одиночество безоговорочно, мы не можем стать свободными. Осознание этого помогает нам не бороться так яростно, когда открывается рана.

Состояние непереносимого психологического дискомфорта приводит к формированию аддикций, быстрых способов защиты от действительности. Аддикция – поведение или действие, предпринимаемое для интенсивного возбуждения или эмоциональной разрядки, трудно контролируемое личностью. Это действие может быть внутренним (мысли, образы, чувства) или внешним (работа, игра, зависимости и т. д.). Аддиктивное поведение дает возможность имитировать хорошее самочувствие на короткий период, не решая внутриличностных проблем. К аддикциям относятся зависимости от химических веществ (наркомания, алкоголизм и т. п.), переедание, стремление к снижению веса, стремление к риску и стрессу, страсть к азартным и компьютерным играм, потребность быть занятым, стремление к достижению, стремление к смене сексуальных партнеров, потребность покупать вещи, потребность в изоляции, потребность в физических упражнениях и т. д. Аддиктивное поведение устанавливает эмоциональную связь не с другими людьми, а с неодушевленным предметом или явлением. Человеческое стремление к близости реализуется искусственным образом. Характерно, что в аддикте живут, не пересекаясь, две личности. Одна все правильно понимает и рассуждает на логическом уровне, другая всегда найдет оправдание аддиктивному поведению и проигнорирует последствия, которые могут быть весьма опасными. Учитывая, что термин «аддикция» мало употребителен, далее в тексте он заменен «пристрастиями», «привычками» и «защитными образцами» без дополнительных комментариев.

(11 голосов, средний: 5,00 баллов из 5)
Загрузка...

комментария 2

  • Виктория:

    Это круто! А будет мастер-класс по этой теме?

  • Юлия:

    Узнаю себя в антизависимом) только вот не понимаю я, что делать, если осознание это уже давно ко мне пришло, а сама проблема все же не решается одним пониманием.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *